Большой Букинист
Большой Букинист
Большой Букинист
  КОРЗИНА - пусто
Поиск



Последние добавления

М.Е. Левин Игры XXII Олимпиады в филателии: Каталог-справоч ник. 1986

Ю.М. Климов Искусство на почтовых марках: Каталог-справоч ник. 1984

М. Левин Филателия о спартакиадах народов СССР. 1971

Астрономия в филателии: Каталог-справоч ник. 1979

Корнюхин А.Е. Под парусами филателии. 1975

Русско-немецкий разговорник, 1959

Англо-русский словарь по программировани ю и информатике (с толкованиями).1989

Городилин В. М. Регулировщик радиоаппаратуры . 1983

Иванов В. И. Полупроводников ые оптоэлектронные приборы: Справочник, 1984

Приемники телевизионные «РЕКОРД ВЦ-381». 1996

Лента новостей

Россия перебросила в Ливию военнослужащих

Центробанк отмечает сокращение объема банковских вкладов

Япония заявила России протест из-за проведения стрельб

Наличность с карт иностранных банков будут контролировать

Российская валюта нащупала твердую почву под ногами

На южное побережье США обрушится шторм

КПРФ настаивают на проведении пенсионного референдума

Региональные сотовые операторы могут поднять тарифы

Рейтинг Путина снизился до 39%

В районе горящего склада боеприпасов в Черниговской области закрыто воздушное пространство

<<<Все новости>>>

Популярные книги

СБОРНИК ЗАДАЧ И ВОПРОСОВ ПО ФИЗИКЕ

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. Т. 1

Перельман Я. И. Занимательная физика. Книга 1

Кузинец Л. М., Соколов В. С. Узлы и блоки телевизоров

И. А. Меркулов Реактивная авиация


Цветаева М. И. Стихотворения; Поэмы; Драматические произведения. 1990

 Книга: Цветаева М. И. Стихотворения; Поэмы; Драматические произведения. 1990
 Просмотреть в оригинальном размере
 
Цена: 522.00 руб.

Количество:   

  Обсудить на форуме
  Добавить отзыв к данному товару
  Рекомендовать товар другу


Цветаева М. И. Стихотворения; Поэмы; Драматические произведения / Сост., подгот. текста, предисл. Е. Евтушенко.; Худож. Т. Толстая. — М.: Худож. лит., 1990. — 398 с. (Классики и современники. Поэтич. биб-ка). ISBN5-28U-U11ZZ-J


В сборник произведений Марины Цветаевой (1892—1941) входят избранные стихотворения 1909—1939 гг., ее поэмы («Поэма Горы», «Поэма Конца», «Крысолов», «Поэма Лестницы», «Последний чай» — отрывок из поэмы «Перекоп») и драма “Приключение”.

Когда кончается материнская беременность нами, начинается беременность нами — дома. Мы еще не совсем родились, пока барахтаемся в его деревянном или каменном чреве, протягивая свои еще беспомощные, но уже яростные ручонки к выходу — из дома. Вместе с чувством крыши над головой возникает тяга — к двери. Что там, за ней? Пока мы учимся ходить внутри дома, мы все еще не родились. Наш первый крик, когда мы спотыкаемся неумелыми ножонками о камни вне дома, — это подлинный крик рождения. Характер проверяется там, где родные стены уже не защищают. Тяга из дома вовсе не означает ненависти к дому. Эта тяга — желание испытать себя в схватке с огромным неизвестным миром, а такое желание выше простого любопытства: оно —— основа мятущегося человеческого духа, ибо духу тесны любые стены. Тезис «мой дом — моя крепость» — символ слабости духа. Дух сам по себе крепость, если даже не обнесен никакими стенами. Без уважения к дому нет человека. Но нет человека и нет писателя без тяги — из дому. Жизнь подсовывает другие дома, иногда даже прикидывающиеся родными, дома, всасывающие внутрь, как трясина, дома, похожие на колыбели, убаюкивающие совесть. Но настоящий человек, настоящий писатель-мучительно рвется к единственному комфорту — к жесткому нищему комфорту свободы. Разве не любил Лев Толстой Ясную Поляну? Но когда он почувствовал в своем доме нечто сковывающее, опутывающее его, он бросился к двери, за которой была неизвестность и свобода хотя бы смерти. Джек Лондон искусственно пытался создать свободу внутри строившегося им в Лунной Долине «Дома Волка», но, может быть, он сам его поджег, чувствуя, как давят каменные стены, и страдая ностальгией не по дому, а по юношеской бездомности? Ностальгия по бездомности неоскорбительна и для отеческого дома — в ней тоска по слиянию с человечеством, где бездомны столькие люди, где бездомны справедливость, совесть, равенство, братство, свобода. Александр Блок сам вызывал на себя удары судьбы: «Пускай я умру под забором, как пес!» Маяковский, гневно отвергая «позорное благоразумие», гордо говорил:
Мне и рубля не накопили строчки. Краснодеревщики
не слали мебель на дом, и, кроме свежевымытой сорочки, скажу по совести — мне ничего не надо.
Высокая бездомность духа, восстающая против красиво меблированной бездуховности, — не это ли отеческий дом искусства? Бездомность — это человеческое горе, но только в глазах, затянутых жиром, горе — позорно. Об этом с очистительным покаянием точно сказал Пастернак:
И я испортился с тех пор, Как времени коснулась порча, И горе возвели в позор, Мещан и оптимистов корча.
Одна великая женщина, может быть, самая великая женщина из всех живших когда-нибудь на свете, с отчаянной яростью вырыдала:
Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст...
Имя этой женщины — Марина Цветаева.
Домоненавистница? Храмоненавистница? Марина Цветаева... Уж она ли не любила своего отеческого дома, где она помнила до самой смерти каждую шероховатость на стене, каждую трещинку на потолке. Но в этом доме, в спальне ее матери, висела картина, изображавшая дуэль Пушкина. «Первое, что я узнала о Пушкине, — это то, что его убили... Дантес возненавидел Пушкина, потому что сам не мог писать стихи, и вызвал его на дуэль, то есть заманил на снег и там убил его из пистолета в живот... Так с трех лет я твердо узнала, что у поэта есть живот... С пушкинской дуэли во мне началась сестра. Больше скажу — в слове «живот» для меня что-то священное, даже простое «болит живот» меня заливает волной содрогающегося сочувствия, исключающего всякий юмор. Нас этим выстрелом всех в живот ранили». Так внутри даже любимого отеческого дома, внутри трехлетней девочки возникло чувство бездомности. Пушкин ушел в смерть — в невозвратимую, страшную вечную бездомность, и для того, чтобы ощутить себя сестрой ему, надо было эту бездомность ощутить самой. Потом, на чужбине, корчась от тоски по родине и даже пытаясь издеваться над этой тоской, Цветаева прохрипит, как «раненое животное, кем-то раненное в живот»:
Тоска по родине! Давно Разоблаченная морока! Мне совершенно все равно — Где совершенно одинокой





Последнее обновление: Воскресенье, 26 Февраля 2017 года.



Ваш путь по магазину:
Главная страница магазина Художественная литература Цветаева М. И. Стихотворения; Поэмы; Драматические произведения. 1990


Вы смотрите книгу: Цветаева М. И. Стихотворения; Поэмы; Драматические произведения. 1990.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика