Большой Букинист
Большой Букинист
Большой Букинист
  КОРЗИНА - пусто
Поиск



Последние добавления

М.Е. Левин Игры XXII Олимпиады в филателии: Каталог-справоч ник. 1986

Ю.М. Климов Искусство на почтовых марках: Каталог-справоч ник. 1984

М. Левин Филателия о спартакиадах народов СССР. 1971

Астрономия в филателии: Каталог-справоч ник. 1979

Корнюхин А.Е. Под парусами филателии. 1975

Русско-немецкий разговорник, 1959

Англо-русский словарь по программировани ю и информатике (с толкованиями).1989

Городилин В. М. Регулировщик радиоаппаратуры . 1983

Иванов В. И. Полупроводников ые оптоэлектронные приборы: Справочник, 1984

Приемники телевизионные «РЕКОРД ВЦ-381». 1996

Лента новостей

В Сирии коалиция США нанесла удар по командному пункту террористов

Два бомбардировщика Су-34 столкнулись во время учебно-тренировочного полета

Отключение третьего энергоблока Ровенской АЭС

Представители США и КНДР проводят тайные переговоры в Швеции

Глава "Почты России" купил апартаменты за 1 млрд рублей

Американцы российским ядерным оружием щекочут нервы украинцам

Взрыв, унесший жизни 39 человек, стал для предпринимателей золотой жилой

Центральный банк возобновит закупки валюты на открытом рынке

Президент Украины не оставил себе шансов на новый срок

Импорт природного газа в Китай поднялся до нового максимума

<<<Все новости>>>

Популярные книги

Дольник А. Г. и Эфрусси М. М. Микрофоны

Ремонт киносъемочной аппаратуры

Складирование отходов химических производств

Товароведение зерномучных и кондитерских товаров

Хоккей грядущего


Алим Кешоков Вершины не спят. 1973

 Книга: Алим Кешоков Вершины не спят. 1973
 Просмотреть в оригинальном размере
 
Цена: 1446.00 руб.

Количество:   

  Обсудить на форуме
  Добавить отзыв к данному товару
  Рекомендовать товар другу


Алим Кешоков Вершины не спят. Роман в двух книгах. Авторизованный перевод с кабардинского Сергея Бондарина. Советский писатель. Москва. 1973. 723 С.


Роман «Вершины не спят», состоящий из двух книг — «Чудесное мгновение» и «Зеленый полумесяц», — крупное прозаическое произведение Алима Кешокова.
Жизнь и борьба кабардинского народа в
предреволюционное время, в годы революции и
гражданской войны и затем в годы становления
советской власти и первых лет первой пятилетки
в Кабарде — такова тема дилогии.
В романе писатель показывает закономерность приобщения горцев к идеям пролетарской революции, к вооруженной борьбе за установление советской власти на Кавказе и как следствие обретенной свободы — приобщение кабардинского народа к культуре, к знаниям, к просвещению.
В романе действуют местные князья, представители царской власти, муллы и простые труженики, старики и дети, русские революционеры. Возникают сложные психологические ситуации, происходит столкновение сильных характеров. Особенностью Алима Кешокова-прозаика является интерес к сложным, противоречивым натурам, к необычньш судьбам, юмор и отличное знание народного быта и фольклора.
Лирическое начало, ярко раскрывшееся в поэтических произведениях Алима Кешокова, проявилось здесь в новом качестве.

Глава первая
ШХАЛЬМИВОКО — АУЛ, ШХАЛЬМИВОКОПС — РЕКА
День рождения мальчика Лю был отмечен событием, памятным для всего аула. Аул Шхальмивоко, что в переводе на русский язык означает Долина Жерновов, расположен
___ вдоль протоков реки, носящей такое же название.
В старину главным занятием жителей этого аула была вы-Делка мельничных жерновов из камней, приносимых рекой в паводок из ущелья. Жернова из твердой горной породы славились по всей Кабарде. Окружной городок Нальчик был совсем рядом, не.больше часа езды верхом, двух — на арбе, и
там, на многолюдном базаре, всегда находился спрос и на малые жернова, потребные в каждом хозяйстве для ручного помола, и на большие, мельничные. Не удавалось продать за деньги — брали зерном, мукой, а то и бараниной.
Река, служившая таким образом на пользу славному ремеслу, не всегда, однако, выглядела бурной горной рекой. Полной своей силы Шхальмивокопс достигала только во время таяния горных снегов либо после длительных ливней. В иное время, мельчая, она оставляла лужи среди ослепительно белых валунов и неторопливо несла посветлевшие воды по каменистым рукавам, выбирая то одно, то другое русло; под высыхающими валунами мальчуганы выискивали: не занесло ли сюда какого-нибудь добра? Иногда попадалась форель...
Ну, а уж что делалось на реке, когда, неудержимо прибывая от дождей или стремительного таяния снегов, она с шумом неслась, разливаясь по всем рукавам!
В день рождения Лю хлынул страшнейший ливень. Он заглушил все голоса селения — кудахтанье кур, гоготанье гусей, лай собак. Хозяева с опаской прислушивались, как в их садах ветер и ливень срывают яблоки, треплют солому на крышах... Но вот ливень прошел, женщины бросились в сады и в курятники, мужчины двинулись к берегу вздувшейся реки.
Прояснилось. Блеснуло солнце, как бы довольное тем, что мир освежен дождем. Всюду зазвучали голоса. И уж конечно мальчуганы, закатав штаны, прыгали по лужам, через быстрые ручьи...
Могучий поток, грохоча, катил невидимые камни, нес валежину, ветви и целые стволы деревьев, смытых в ущелье. Все это годилось на топливо или даже на стройку. Легкая добыча влекла сюда и нищего Нургали, и вдову Дису с дочерью, хорошенькой Сарымой, и деда-весельчака Баляцо, и, наконец, богача Мусу, торопившегося на берег с двумя скрипучими арбами и своими приспешниками Батоко и Мас-худом.
Лишь жена объездчика Астемира, Думасара, да с нею старая нана, мать Астемира, оставались дома: зачем искать даров горной реки, когда дом озаряется самым большим счастьем — Думасара дарит мужу сына.
Об этом еще никто не знал. Даже длинноносая Чача, знахарка, первая сплетница в ауле, известная и за пределами Кабарды, копошилась на берегу и прозевала важную новость.
Не усидел дома и мулла Сайд. Стараясь не замочить свои сафьяновые чигили, он со стариковской осторожностью neper
шагивал с камня на камень, поддерживаемый под руку работником Эльдаром, широколицым, статным парнем лет семнадцати, с горячими черными глазами. Почтительная заботливость не мешала Эльдару перебрасываться шутками с другими парнями. Весело блеснувшее солнце и всеобщее оживление радовали его, хотя недавно парня постигло большое несчастье.
Не успела еще сойти та луна, при зарождении которой окружной суд присудил отца Эльдара, табунщика Мурата, вместе с другими участниками Зольского возмущения к ссылке в Сибирь. Парень остался круглым сиротою — его мать умерла раньше. Имущество бунтовщика Мурата Пашева было конфисковано в возмещение убытков, причиненных восстанием. Пара коней и корова ушли на скотный двор и в конюшню князей Шардановых. Но жить-то сироте нужно! Не один раз его тетка Думасара посетила муллу Сайда с курицей под мышкой, и наконец мулла согласился взять парня к себе во двор батраком.
— Эльдар, гляди, чинару несет. Бросайся! Хватай!—^понукал работника Сайд, усевшись на большом плоском камне.
— Ой, мулла, меня самого унесет,— отшучивался Эльдар.
— Не отпускай от своего сердца аллаха, и поток не унесет тебя. Смелее, Эльдар, смелее!
Эльдар, не разуваясь, уже входил в шумящую воду. — А и в самом деле может унести,— раздавались голоса.-^ Унесет, как унесло его отца Мурата...
— Ну что же, разве не знал табунщик Мурат, куда суется? — заметил кто-то осуждающе. — И не таких уносит.
— То-то и оно! Кувыркнет — и все тут.
— Ой, не шутите, правоверные, — помните, как утонул старшина Магомет Шарданов?
Табунщик Мурат Пашев был единственным из Шхальмивоко осужденным по делу о Зольском возмущении, и тут, в ауле, откровенно говоря, плохо понимали особенный и грозный смысл этого события, но вот не могли забыть, как прошлым летом, в день, подобный сегодняшнему, когда река не любит шуток, подгулявший в городе князек Шарданов, старшина аула и двоюродный брат нынешнего владетельного князя Берда, задумал перебраться вброд через бушующую -реку и утонул. Утонул на глазах у людей, вылавливавших, как и сегодня, валежину и не успевших выловить самоуверенного князька. Всадника мгновенно смыло с коня, только бурка мелькнула и поплыла папаха.
Между тем чинару несло на Эльдара. Он ухватил ее. За чинарой по течению плыла другая добыча. Теперь навстречу ей забегал уже богач Муса Абуков, понукая полунищего Масхуда и нищего Нургали:
— Масхуд! Нургали! Скорей! Не ждите лодыря Батоко.
Постоянный спутник Мусы, длинноногий, лысеющий хитрец Батоко всегда охотно поддерживал Мусу в любых словесных стычках, но работать не любил и сейчас опять норовил увильнуть.
Муса не был бы Мусою, если бы упустил случай прихватить чужое. Нет, Муса не брезговал ничем. «Дурак делит богатство с богатым», — иронически замечает пословица. Не потому ли, что дурак верит, будто богатый не забудет его в своем завещании?.. Не потому ли и Нургали так хлопочет для Мусы?
Давно уже забытый родственниками и самим аллахом, печальный Нургали, всем своим видом смахивающий на козла, лишен даже чашки молока, ибо не имеет коровы. Но всем известно, какие пылкие мечты лелеет этот корыстолюбивый неудачник, живущий с той доли, что магометане свозят осенью от своих достатков на нищенский его двор...
Впрочем, так ли это? Только ли этим жив мечтатель Нургали?
А другой пособник Мусы, мясник Масхуд, почему он лезет в воду для Абукова? По простоте душевной?
Коран велит помогать соседу — и жилистый, сухопарый Масхуд тоже лезет в воду, хотя не хуже других знает, что Муса-то не стал бы ловить валежник для соседа... Нет, не только как добрый мусульманин старается Масхуд. Он. надеется хорошо пообедать. Не может быть, чтобы богач Муса не пригласил самоотверженных помощников откушать у него в доме. И кушанья, конечно, будут поданы на стол красавицей Мариат, которую нелегко увидеть иначе, потому что муж ревниво оберегает ее от чужих глаз... О, как давно и сильно нравится Масхуду красавица Мариат! Сам Масхуд жены не имеет, как не имеет и многого другого. Хотя он целыми днями забивает на бойне крупный и мелкий скот, хороший кусок мяса редко перепадает ему, и он пробавляется больше остатками и потрохами, почему и носит прозвище «Требуха в желудке».
— Масхуд! Эльдар! Не ждите лодыря Батоко, не зевайте! Да сразит меня аллах, если это не кровать...
Откуда ее несет? Из чьего дома? Кто, несчастный, пострадал? Некогда обдумывать все это. Масхуд, по грудь в воде, уже перехватывает добычу. Мутный поток хочет сбить с ног храбреца, пена брызжет в лицо.
— Эльдар, помоги! И Эльдар, справившись с чинарой, вместе с Нургали и Масхудом выволакивают на камни — что бы вы думали? Вполне исправную деревянную, в резных узорах, кровать.
— Ага.дело! Покуда найдешь золото, держи, Нургали, кровать,— подшучивает Эльдар: кому неизвестна мечта Нургали — попасть в такую страну, где золото собирают руками.
Нургали моргает своими желтыми, как у козла, глазами, мокрыми руками поглаживает жидкую бородку и говорит:
— Видимо, река смыла дом балкарца в ущелье. Так аллах одного наказывает, другого награждает. Эх!
— И везет же.тебе, Муса! — восклицает Эльдар.
— Добро к добру идет, — весело отвечает Муса.
А вдова Диса вертится тут же и подобострастно заключает:
— Удивительно ли, что богобоязненный Муса у аллаха всегда на виду?
С год как Диса осталась вдовой. Жизнь ее нелегка. Диса не сводит загоревшихся глаз с кровати. Все селение знает, что вдова и две ее дочки спят на земляном полу. Ах, и в самом деле, почему такая удача Мусе? Ни она, ни старшая ее дочка, прехорошенькая Сарыма, не в силах выловить в бешеном потоке что-нибудь стоящее. В промокших подолах собраны только щепа да веточки.
— О, да ты, Муса, у аллаха на первом счету!
И вдруг — о, чудо!—должно быть растроганный этой лестью, Муса делает широкий жест:
— Диса, бери. Отдаю тебе.
Диса не верит ушам. Ее дочка прижалась к ней, с подола сыплются щепки, и тоже смотрит восхищенными глазами на кровать, быстро обсыхавшую на ветру и солнце.
— Ну, что же ты, Диса? Бери! — ободряет вдову Эльдар.
— Бери, Диса,— поддерживают другие.
— Давайте помогу, — готов услужить Эльдар и поглядывает на хозяина — муллу.
Сайд не противится.
— Мусульманин мусульманину всегда уступает, — поучает добрый мулла.
— Грех отказываться от щедрот мусульманина, — замечает Нургали, но в его голосе слышится зависть.
— Не смущайся, Диса, — снисходительно добавляет уже сам Муса. — Бери и за то помоги жене обмазать глиной дом.
Ну что ж, — радостно соглашается женщина, — видно, сегодня такой день, что аллах обещает одним сына в люльку, а другому дает кровать для дочери. А помочь твоей жене, Муса, конечно, не откажусь.
Однако важное замечание Дисы насчет сына, обещанного аллахом в чью-то люльку, прошло мимо ушей, потому что все





Последнее обновление: Воскресенье, 26 Февраля 2017 года.



Ваш путь по магазину:
Главная страница магазина Художественная литература Алим Кешоков Вершины не спят. 1973


Вы смотрите книгу: Алим Кешоков Вершины не спят. 1973.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика